О том, как можно быть неузнанным самыми близкими людьми.
О Святых Старичках, коковые, выпустив когти, бросаюца в ад, штурмуя свой перэдайз.
Втаптывая в говно боевых роботов с криком ахъ вы сени мои сени.
О том, что Часы Дурака всегда идут правильно.
А мертвецов надо доводить до кровавого поноса – не иначе! – поскольку середина лишена смысла - и это можно сказать на прощание любому из тех, кто копошится на дне. Я видел, как cкопища маленьких человечков кричат, суетятся, сквернословят и гадят, гадят непрерывно. НО ЭТО НЕ КАРЛИКИ!!! Это люди, наблюдаемые с Высоты.
Самодовольно попукивая в самодельном, уродливом, но пижонском летательном аппарате – прыгаю с трамплина собственного слабоумия, радостно и деловито бросаю лозунг:
Во имя Революции Я требую незамедлительного расстрела всех карликов!
Плыву в темноте, по черной реке какой-то, и вот – это уже не река, а космос.
P.S. Но никакой хуйни про дракончиков.

Доколе бесенышем извиваца? И посохом в лоб. Бог не замечает суеты. Он видит только медленно раскрывающиеся цветы. По которым ползут светящиеся букашки. Рой, мёд - хорошо, богоугодно всё. Тут жук огромный прилетает и по арене колесит. По мордасам трость трещит. И чрезвычайно просто смеется ублюдок. Кто ты. Кто? - кричали люди. Беззвучно бесится клубок. Я пряду овечью шерсть. Я властитель, Новый Бог. Обоснуй, что ты зверь. Перемен, мы ждем, хехе. Параллельное пространство, все слилось в единый шар. Дыбом стоят церковные свечки, огоньки горят. Это старая наука, это, собственно, весь труд. Верьте, вафли Куку-Руку человечество спасут.